Отравляющие вещества психомиметического действия

Издавна были известны вещества, под влиянием которых у людей наступали обратимые нарушения психики. В глубокой древности американские индейцы использовали мексиканский вид кактуса при религиозных обрядах с целью получения необычного психического состояния. Гунны перед битвой для одурманивания воинов и притупления болей при ранении употребляли индийскую коноплю, препараты которой известны у разных народов под названием гашиш, марихуана, план и др. Различные этнические группы применяли так называемые «ритуальные» яды. Клиницисты наблюдают случаи возникновения кратковременных психозов под влиянием некоторых лекарственных веществ (при передозировке их или при повышенной чувствительности организма).

Врачи‑токсикологи, терапевты, психиатры встречаются со случаями отравления беленой , дурманом, основным проявлением которых является глубокое нарушение психических функций с ярким психомоторным возбуждением (состояние, которое известно в народе под названием «белены объелся»), со случаями отравления синтетическими психомоторными веществами.

Основой для бурного развития этой новой области в токсикологии послужили крупные достижения в синтетической химии, в частности открытие Штолем и Гоффманом в 1943 году галлюциногенных свойств у диэтиламида лизергиновой кислоты (ДЛК или LSD‑25). Это открытие послужило стимулом для развития в военной токсикологии развитых государств нового направления, которое проповедуется в виде идей ведения химической войны с помощью так называемых гуманных ОВ, т.е. отравляющих веществ, выводящих из строя живую силу противника без смертельных исходов. В конце 50‑х годов ХХ века в этих государствах начали вестись исследовательские работы по применению для военных целей особых веществ, получивших название психохимических, а также галлюциногенов, психогенов, фантастов, психодислептиков, шизогенных веществ, психомиметиков.

К психомиметическим отравляющим веществам относятся химические соединения различной структуры, способные вызвать у личного состава временные нарушения психической деятельности, приводящие к потере боеспособности. Они могут найти широкое применение в тех случаях, когда требуется контролировать обстановку, но нет необходимости для смертельного поражения войск противника (при овладении осаждаемыми городами, для ликвидации очагов сопротивления противника, дезорганизации работы штабов и войск на определенном участке). Помимо применения их как БОВ они могут быть использованы в диверсионных целях для нарушения работы органов управления и снабжения. Ими могу заражаться вода и продовольствие, поскольку они не разрушаются в желудке и хорошо всасываются. Основной путь поступления в организм этих веществ, в боевых условиях, ингаляционный.

1.Токсикологическая характеристика ОВ и ТХВ психомиметического действия.

Психомиметики способны нарушать психические функции человека в чрезвычайно низких дозах, обычно выражающихся в долях мг.

Другой особенностью психомиметиков является значительный разрыв между эффективными и смертельными дозами.

Если в случае ФОВ к потере боеспособности приводит доза в два раза меньше смертельной, у психомиметиков соответствующая доза составляет 1/1000 смертельной.

Действие психомиметиков характеризуется значительной клинической полиморфностью, связанной с различными механизмами действия на ЦНС, индивидуально‑личностной особенностью организма, характером данного коллектива и ситуации, на фоне которой произошло поражение.

Психомиметики в больших дозах вызывают более однотипную форму отравления. Симптоматика же отравлений легкой и средней степени весьма различна, что препятствует быстрой диагностике. Между тем проведение лечебных мероприятий требует дифференцированной диагностики, поскольку различия в химической структуре и механизме действия делает невозможным использование стандартных средств терапии. До сих пор не существует общепринятой классификации ОВ психомиметического действия. Токсикологи, исходя из химической структуры, выделяют пять групп:

1. Прозводные фенилэталамина.  

По данным ВОЗ при отрСоединения этой группы сходны по своей структуре с адреналином и дофамином. К ним относятся мескалин, амфетамины.

Мескалин – алкалоид, выделенный из кактуса ЛоЛофофора Вильянса, называемый американскими индейцами “пейотл”. Он представляет собой маслянистую жидкость с температурой кипения 180оС. С минеральными кислотами он образует растворимые в воде соли.

Мескалин в дозе 4‑5 мг/кг веса вызывает психические расстройства у людей. Есть данные, указывающие на то, что при дозах в 4 раза меньших появляются расстройства вегетативной нервной системы.

Амфетамины в настоящее время наполнили “черный рынок” России. Содержание активного амфетамина в различных рецептурах может быть весьма разным от 5 мг (DMA), до 30 мг (“Ева”) и 140 мг (MDMA – “Адам”).

Минимальная летальная доза амфетаминов составляет 1,3 мг/кг веса. Есть сообщения о супертоксичном действии “экстази” (MDA) равных 60‑65 мг.

2. Производные индола (триптанина)   по своей химической структуре близки к другому физиологически активному веществу – серотонину. В эту группу веществ относятся ДЛК, МЛК, АЛД, ксилацибин, буфотенин.

Наиболее активным соединением из этой группы веществ, вызывающих психические нарушения, является ЛДК (LSD‑25). Диметиламид лизергиновой кислоты выделен впервые в 1938 г Штолем, обследован в 1943 г. Гофманом.

ДЛК – бесцветные кристаллы с Тпл. 83°С, плохо растворим в воде, лучше в органических растворителях. Соли ДЛК растворимы в воде с образованием устойчивых растворов, что имеет важное значение для их применения (особенно с диверсионными целями).

Уже в дозе, равной 1 /кг, вещество приводит к психическим нарушениям.

Это вещество вызывает однотипную клиническую картину при приеме внутрь, подкожно или внутривенно.

Было обследовано свыше сорока других амидов лизергиновой кислоты, являющейся одним из компонентов алкалоидов спорыньи, однако все они обладали меньшей активностью, чем ДЛК.

Более близким по структуре к серотонину (5‑окситриптаминд), но более слабым психомиметиком, чем ДЛК, является буфотенин, впервые выделенн из желез некоторых видов жаб и растений. Этот препарат оказывает эффект в дозе 100 мкг /кг.

К этой группе веществ относятся псилоцин и псилоцибан.

Псилоцин является действующим началом некоторых видов грибов. Препарат оказывает воздействие на человека в дозе около 0,1 мг/кг, по данным других авторов – 4‑8 мг/чел.

Примерно такой же активностью обладает фосфорилированное производное псилоцина – псилоцибин.

3. Производные карболина, также в своей структуре содержат индольный гетероцикл и по своей природе они близки к серотонину. К веществам этой группы относятся гармин, гармолин, тетрагидрогармин, ибогаин.

Растительный алкалоид гармин выделен из корня могильника – пеганум гармала, обладает выраженным психотическим действием, однако он менее активен, чем псилоцин.

Помимо этого соединения психомиметическое действие оказывают его производные названные выше.

Психомиметическое действие обнаружено также у другого растительного алкалоида, получившего навание ибогаин. Действующая доза этого вещества для человека составляет 3 мг/кг. Таким образом, ибогаин по токсичности значительно уступает другим психотическим ядом.

4. Производные бензиловой и гликолевой кислот   – вещества обладающие выраженной холинолитической активностью, по своей химической структуре близки к ацетилхолину. Родоначальником этой группы является атропин, который в больших дозах вызывает значительные психические расстройства. Значительные психические расстройства. Значительные психические расстройства вызывают амизил, дитран. Действующая доза последнего составляет всего 100 мкг/кг.

В настоящее время бензилаты во многом представляют больший интерес, чем ДЛК и нескалин. Психомиметическое ОВ известное под шифром BZ по химической структуре‑3‑хинуклеодилбензилат является производным гликолевой кислоты. BZ – твердое кристаллическое вещество без цвета и запаха, характеризуется термостабильностью  и плохой растворимостью в воде. Растворяется при подкислении.

По данным ВОЗ, ЕСt50 для составляет 100 мкг мин/м³. ОВ предназначено для применения в аэрозольном состоянии.

Возникающий очаг поражения – стойкий, замедленного действия.

Эффективная боевая концентрация 0,1 г/м³, эффективная ингаляционная токсодоза 0,1 мг мкг мин/м³. При заражении пищи и воды она составляет 0,2 мг/кг (мг/л).

Четыре самолета ИБА применяя BZ создают район заражения площадью 30 Га, глубиной 11 км.

5. Различные химические соединения способные вызывать психотическое состояние.  Это такие соединения как канабинол, тетрагидроканабинол (ТГК) и фенилциклидин (сернил), миристицин.

Канабинол – активный алкалоид конопли – канабис сативас, является действующим началом таких препаратов как марихуана (Америка), гашиш (Средний Восток), бханг (Индия), дагга и др. От величины концентрации канабинола зависит сила действия наркотика. Например, гашиш в 6‑10 раз токсичнее марихуаны.

Синтетическое производное канабиола – тетарагидронибиол явлется более активным соединением.

Имеются данные, что ТГК и его психофизиологическое действие серьезно используется в ряде военных лабораторий, с целью использования его препаратов живой силы противника.

Установлено, что при введении в организм ТГК в больших дозах, которые возможно создать в боевых условиях, при редком подъеме из положения лежа развивается ортостатический коллапс и потеря сознания. На практике это означает, что солдаты, пораженные ТГК в реальной боевой ситуации не смогут из положения лежа, резко вскочить на ноги, что ведет к срыву боевой задачи.

Миристицин (элимицен) – психоактивное вещество получают из мускатного ореха и южноафриканского растения – вирола. У жителей малайского архипелага вызывает состояние “общения с богами”. У европейцев развиваются рвота, резкое возбуждение нервной системы сопровождаемое обмороком , после чего приходит эйфория.

 

Рассмотрим две основных группы веществ – производные бензиловой кислоты – БОВ – BZ и его аналоги, а также диверсионный яд – производное лизергиновой кислоты ДЛК (LSD‑25).

2. Би Зет (BZ). Клиника поражений, оказание медицинской помощи и лечение.

Вещество Би‑Зет (BZ) до последнего времени находится на вооружении армии США и ряда других стран НАТО. В последние годы разработаны новые аналоги BZ, превосходящие последний по токсичности в 5, 10 более раз, что позволяет существенно уменьшить действующую дозу ОВ. Механизм действия и его аналогов одинаков.

Механизм действия BZ в настоящее время выглядит следующим образом:

1. яд вызывает блокаду мускариночувствительных холинергических структур в головном мозге, в результате чего нарушается медиаторная функция АЦХ в центральных синапсах, так называемое антихолинергическое действие BZ; это происходит в результате очень высокого сродства BZ к мускариночувствительным холинорецепторам головного мозга;

2. антиацетилхолиновое действие BZ выражается в следующем:

а) яд угнетает активность холинацетилазы, в результате чего тормозится синтез АЦХ, снижается его функция;

б) активируется высвобождение АЦХ из гранул с одновременной активацией скорости его распада, что ведет к истощению запасов медиатора в организме.

Существует предположение о прямой связи между степенью содеражния АЦХ в мозге с психомиметическим действием холинолитиков.

3. Существенное снижение содержания АЦХ ведет к преобладанию адренергической системы над холинергической. Последнее приводит к вспышкам к вспышкам психомоторного возбуждения в виде агрессии и других непрогнозируемых действий;

4. BZ и подобные ему вещества при действии на организм вызывают сильное стрессорное воздействие, что приводит к значительной активации адренергической системы. В результате последнего преобладание адренергической системы над холинергической существенно возрастает. В клинической картине отравления преобладают страх, тревога, ужас, поведение при галлюцинациях обусловлено ими.

5. В настоящее время имеется предположение, что в больших дозах производные гликолевой кислоты могут тормозить синтез дофамина и усиливать его захват, что приводит к нарушению медиаторной функции последнего, что усиливает дистрофию, нарушает процессы восприятия, мышления, приводит к частичной или полной ретроградной амнезии.

 

Клиника поражения BZ.  

Клиническая картина отравлений BZ у людей напоминает отравления атропиноподобными веществами и достаточно изучена. Различают в течении BZ‑подобного психоза следующие стадии: скрытый период (1‑2 часа), период оглушенности (30‑90 мин), галлюциногенный делирий (1‑6 часов), кома (12‑24 часа), период астенизации и выздоровления (3‑4 дня). Симптоматика включает вегетативные, соматические и психические расстройства, к числу которых относятся тахикардия, сухость кожи и слизистых, расширение зрачков, атаксия, потеря ориентации и спутанность сознания. При воздействии BZ в малых дозах превалирует вегетативная симптоматика. Вдыхание аэрозолей в достаточно высоких концентрациях приводит к развитию интоксикации, которая характеризуется, по данным ВОЗ, следующей симптоматикой:

• 20‑40 мин – скрытый период;

• 1‑2 часа – тахикардия, головокружение, нарушение походки и речи, атаксия, рвота, сухость во рту, затуманенное зрение, спутанность сознания и опьянение, переходящее в ступор.

• 4‑12 часов – неспособность адекватно реагировать на внешние раздражения или передвигаться, потеря связи с окружающей средой, нарушение памяти, затруднение в концентрации внимания, полная потеря логической связи мыслей, зрительные, акустические и осязательные галлюцинации, идеи отношения, колебания настроения от эйфории до дисфории. Возможно агрессивное поведение.

• 12‑96 часов – усиление активности, беспорядочное, непредвиденное поведение, постепенное возвращение к нормальному состоянию через 2‑4 дня.

При отравлении BZ характерно наличие скрытого периода, продолжительность которого зависит от дозы яда. Приведенная динамика отравления может рассматриваться только как схема, поскольку характер симптоматики определяется совокупностью ряда факторов, включающих, помимо дозы ОВ, индивидуальные особенности пораженного. Установлено, что при действии BZ в малых дозах возникает оглушенность, а в больших дозах оглушенность усугубляется и сменяется делириозным, а затем коматозным состоянием. Характерно развитие амнезии.

При воздействии BZ и его аналогов по войскам потери в отдельных подразделениях могут достигать 20%, а по достижении противником тактической внезапности размер потерь колеблется в пределах 30‑80%. В очаге санитарные потери могут распределится следующим образом: поражения легкой степени – 35%, средней степени – 35%, тяжелые поражения – 30%.

Последствия интоксикации BZ – резидуальные явления при средней форме отравления могут оставаться без лечения 3‑8 месяцев, при тяжелой – до 1 года и более.

Пораженным данной группой ядов показан длительный ограниченный режим, психоневрологическое наблюдение. Лечение должно быть интенсивным, настойчивым и проводится в условиях психоневрологического стационара.

 

Профилактика и оказание медицинской помощи при поражении BZ.  

Профилактика поражений включает применение общевойскового противогаза, проведение ЧСО, отстранение личного состава, оказавшегося в очаге BZ от огнестрельного оружия, запрещение употребления на зараженной территории воды и пищи.

В качестве антидотов при поражении BZ используют обратимые ингибиторы холинэстеразы конкурентного типа, способных проникать в мозг. Табельным антидотом, в настоящее время, является 0,1% р‑р аминостигмина, выпускается в ампулах по 1 мл.

Дозы препарата – по 1‑2‑3 мл подкожно при легкой, средней и тяжелой степени тяжести. В зависимости от тяжести отравления препарат вводят повторно с интервалом 2‑3 часа до появления стойкого лечебного эффекта. С этой же целью возможно использование 0,5‑1% р‑ра галантимина гидрохлорида. Основным условием применения антидотов является из проникновение через гематоэнцефалический барьер. Поэтому, при отравлениях холинолитиками, малоэффективно применение 0,05% р‑ра прозерина. Его применяют для снятия периферических эффектов по 1‑2 мл.

С целью выведения пострадавшего из коматозного состояния внутривенно вводят 0,5% р‑р галантамина гидрохлорида по 10 мг (2 мл) через каждые 15‑20 минут до достижения общей дозы 30 мг; ясность сознания восстанавливается через 1,5‑2 часа.

Для купирования психомоторного возбуждения используют комбинированное введение 2 мл 0,2% р‑ра трифтазина с 2 мл 2% р‑ра промедола. Введение аминазина, диазепама, галоперидола и других фенотиазинов противопоказано, в связи с тем, что они сами обладают выраженными холинолитическими свойствами. Для устранения эмоциональных нарушений – пироксан 1% р‑р 1‑2 мл 2‑3 раза в сутки.

При развитии выраженной тахикардии используют анаприлин 0,1% р‑р 2 мл в/м. С целью купирования гипертермии – влажные обертывания, амидопирин, анальгин, литические коктейли.

Показано введение больших количеств жидкостей, бемитил, витамины группы В, Е, С, глютаминовая кислота.

 

Этапное лечение поражений BZ.

Первая медицинская помощь – ЧСО, надевание противогаза после обработки лица жидкостью ИПП; вывод, вынос из зоны заражения, изъятие оружия, при необходимости фиксация.

Доврачебная помощь: при психомоторном возбуждении трифтаизн с промедолом: кордиамин, цититон.

Первая врачебная помощь. Пораженные делятся на три группы:

−       Представляющие опасность для окружающих;

−       Нуждающиеся в неотложной медицинской помощи;

−       Лица, медицинская помощь которым может быть отражена и оказана на следующем этапе медицинской эвакуации.

Мероприятия первой врачебной помощи:

−       частичная санитарная обработка;

−       антидотная терапия – 0,1% р‑р аминостигмина 1‑3 мл;

−       анаприлин 0,1% р‑р 2 мл в/м;

−       промедол 2% 2 мл с трифтазином 0,2% 2 мл;

−       сердечно-сосудистые средства;

−       дыхательные аналептики;

−       при гипертермии – влажные обертывания, анальгин, димедрол.

3. Диэтиламид лизергиновой кислоты (ДЛК). Клиника поражений, оказание медицинской помощи и лечение.

Диэтиламид лизергиновой кислоты (ДЛК) или (LSD‑25) – препарат, получаемый полусинтетическим способом из красной спорыньи, паразитирующей на колосьях ржи. С фармакологической точки зрения принадлежит к самым сильным галлюциногенам.

Один грамм ДЛК может вызвать клинический эффект у десяти тысяч человек.

Механизм действия ДЛК на современном этапе выглядит следующим образом:

Яд ингибирует фермент МАО – разрушающий медиатор серотонин, тем самым тормозится оборот серотонина, что приводит к повышению его концентрации как в ЦНС, так и на периферии. Развивается выраженный серотониномиметический эффект;

ДЛК являясь антагонистом Д‑серотониновых рецепторов, локализованных в ЦНС и гладких мышцах блокирует их, нарушается передача нервных импульсов в данных синапсах;

Скопление в организме большого количества серотонина (механизм 1) и уменьшение количества рецепторов на которые воздействует медиатор (механизм 2) приводит к значительному перевозбуждению М‑серотониновых рецепторов локализованных главным образом в ЦНС;

Серотонин оказывает выраженное действие и на периферии – перевозбуждая Т‑серотониновые рецепторы содержащиеся главным образом в окончаниях афферентных нервов, что приводит к сокращению гладкой мускулатуры бронхов, кишечника, матки и других органов, сужению кровеносных сосудов.

В результате возбуждения Т‑рецепторов повышается в периферической крови содержание тромбоцитов, увеличивается их агрегация, что приводит к высвобождению дополнительного количества серотонина образующегося в тромбоцитах;

Первоначальное увеличение активности катехолемических структур мозга приводит к истощению запасов катехоламинов, снижению их концентрации, развивается дефицит норадреналина, следствием чего является развитие острой сердечно‑сосудистой недостаточности.

Несомненно, что под влиянием ДЛК происходит нарушение серотонинового, катехоламинового и ацетилхолинового обменов. Интимные же механизмы пока неизвестны.

 

Клиника отравлений ДЛК.  

По данным ВОЗ при отравлении ДЛК отмечены три группы симптомов – соматические, прецепционные, психические симптомы.

Соматические симптомы – головокружение, слабость, тремор, тошнота, сонливость, парестезия, затуманенное зрение.

Перцепционные симптомы – искажение формы и цвета, затруднение в фокусировании зрения на объекте, обостренное слуховое восприятие и, реже, синестезии.

Психические симптомы – изменение настроения (в разное время счастливое, печальное, раздраженное), напряжение, нарушение чувства времени, затрудненность в выражении мыслей, деперсонализация, ощущение, похожее на сновидения, зрительные галлюцинации. (в основном зрительные, с преобладанием красно‑фиолетовой и зеленой красок).

Отравление, как правило, развивается по некоторой последовательной схеме: вначале появляются соматические и вегетативные симптомы, затем нарушается перцепция, изменяется настроение, нарушается психика.

Первые признаки отравления ДЛК в зависимости от тяжести появляются через 15‑60 мин. Симптоматика достигает максимума через 2‑5 часов. Общая продолжительность интоксикации 12‑24 часа. Возможны рецидивы психоза через несколько дней‑недель. Провоцирующим агентом в этом отношении является алкоголь. Как правило, перенесенный психоз последствий не оставляет. Амнезия отсутствует. Тем не менее, описаны затяжные психозы, возникшие в результате воздействия ДЛК в обычной дозе.

ДЛК обладает разносторонним центральным и периферическим действием. Центральный эффект – стимулирование синаптических структур, включая синапсы сетевидной формации среднего мозга, проявление которого является мидриаз, гиперемия, пилоэрекция, гипергликемия, тахикардия, повышенная чувствительность к сенсорным раздражителям, активация ЭЭГ. Периферическое действие: сокращение мускулатуры матки и сосудов.

При отравлении ДЛК могут развиваться два вида крайне противоположных реакций: “Good trip” (приятное путешествие) и “Bad trip” (кошмарное путешествие). У людей нерешительных и эмоционально незрелых часто возникают серьезные осложнения, у ряда лиц может развиться шизофренический психоз.

В тяжелых случаях, при истощении запасов катехоламинов может развиться коллапс.

 

Оказание медицинской помощи и лечение отравлений ДЛК.  

При пероральном отравлении х зондовое промывание желудка с последующим введением 25‑30 г активированного угля с 200 мл воды. В/в 400‑800 мл 5% р‑ра глюкозы с 5‑10 мл 5% р‑ра аскорбиновой кислоты и 8‑16 Ед инсулина, 40‑80 мг лазикса.

С целью купирования психоза применяют аминазин в дозах 25‑75 мг в/м. Аналогичным действием обладает транквилизатор – атаракс (гидроксизин) в дозах 25‑100 мг.

Уменьшает длительность психоза комбинация, состоящая из 200‑500 мг амитала натрия и 20‑30 мг первитина (метамфетамин) в/в медленно (не более 1 мл в минуту). Никотиновая кислота 200‑400 мг в/в и внутрь.

В качестве антагониста серотониновых рецепторов возможно применение бикарфена по 50‑100 мг 3‑4 раза в сутки.

Активными лечебными средствами являются глютаминовая и сукциниловая кислоты, которые вводятся в/в в виде 1% р‑ра по 10‑20 мл, они нередко купируют эффекты ДЛК.

Для снятия психомоторного возбуждения возможно применение 0,2% р‑ра трифтазина 2 мл в/м. Усиливает действие трифтазина его комбинация с 2 мл 2% р‑ра промедола, который частично блокирует М‑серотониновые рецепторы.

Ослабляет проявления интоксикации ДЛК – преднизолон по 10‑30 мг.

Из неспецифических средств используется гемодез (400 мл), глюкоза в/в.

С целью уменьшения агрегации тромбоцитов используют аспирин по 0,25 г 1‑2 раза в сутки.

При развитии коллапса, судорог, угнетения дыхания и других осложнениях проводится соответствующая терапия.

ПРЕДМЕТЫ

О НАС

«Dendrit» - портал для студентов медицинских ВУЗов, включающий в себя собрание актуальных учебных материалов (учебники, лекции, методические пособия, фотографии анатомических и гистологических препаратов), которые постоянно обновляются по ходу учебного процесса в ЯГМУ.